Главная / БИЗНЕС / Банк России на тропе войны с инфляцией — ПРАЙМ, 17.12.2021

Банк России на тропе войны с инфляцией — ПРАЙМ, 17.12.2021

Банк России весь уходящий год сражался с растущими в стране ценами с помощью своего главного оружия — ключевой ставки. Инфляция, пробивающая все новые локальные максимумы, заставила регулятор закрутить монетарные «гайки»: в декабре ставка достигла 8,5% и впервые за год превысила темпы роста цен.

Ключевой оптимизм. Декабрьское повышение ставки ЦБ должно стать последним

Решение последнего в этому году заседания совета директоров ЦБ не стало сюрпризом для рынка: регулятор признал, что годовая инфляция складывается выше его прогноза в 7,4-7,9%, и на этом фоне повысил ключевую ставку сразу на «ястребиный» 1 процентный пункт. Благодаря такому жесткому шагу ЦБ символически смягчил сигнал по будущим действиям: теперь допускает повышение, а не повышения на ближайших заседаниях.

Тем не менее, может понадобиться еще не одно повышение ставки, предупредила глава ЦБ Эльвира Набиуллина. «Об окончании ужесточения политики в декабре говорить уж точно рано. Мы, как я уже сказала, допускаем возможность повышения ключевой ставки, может быть, не одного. Мы действительно в пресс-релизе написали повышение ключевой ставки в единственном числе, просто имея в виду, что вероятность нескольких повышений снизилась по сравнению с тем, как мы это видели в октябре», — заявила она на пресс-конференции после заседания.

ЗАТИШЬЕ ПЕРЕД БУРЕЙ

Банк России вступил в 2021 год с «замороженной» ставкой и готовый бороться с инфляцией. Однако степень жесткости решений, необходимых для того, чтобы пережить инфляционную бурю, похоже, удивила даже сам регулятор.

Темпы роста цен в стране начали ускоряться еще в прошлом году и уже в январе превысили 5%. ЦБ всю зиму сохранял оптимизм и ждал пика инфляции сначала в феврале, потом — в марте. В начале весны регулятор решил помочь «охладить» цены и немного повысил ставку. В апреле рост ставки составил уже 0,5 процентного пункта, и тогда же ЦБ впервые поделился прогнозом траектории ключевой ставки в среднем за год. На тот момент инфляция колебалась около 5%, а средняя за год ставка прогнозировалась в 4-8-5,4%.

Регулятор признавал, что во многом на инфляцию оказывают влияние внешние факторы, в том числе цены на мировых биржах, затруднения в производственных и логистических цепочках, а также волатильность на глобальных рынках, в том числе из-за геополитики. Однако сказывались и внутренние факторы — ослабление курса рубля, дефицит на рынке труда, а также отход россиян от сберегательной модели поведения и активное оформление гражданами кредитов. Именно для противодействия внутренним факторам и недопущения раскручивания «инфляционной спирали» ЦБ и решил выйти на тропу войны.

ВЫЗОВ НА ДУЭЛЬ

Вопреки прогнозам ЦБ, инфляция в мае вновь подскочила — до 6% в годовом выражении. В результате ожидания регулятора резко ухудшились: в начале лета прогнозировалось небольшое ускорение показателя и лишь к осени — его замедление. Темпы роста цен в первые месяцы лета, действительно, стабилизировалась около 6,5%, а ЦБ решил закрепить эффект и пошел на самое «ястребиное» повышение ключевой ставки с 2014 года — 1 процентный пункт. В то же время ожидания по средней ставке за год были увеличены уже до 5,5-5,8%.

Такой шаг помог в августе и сентябре сдержать инфляционные ожидания россиян, но галопирующие темпы роста цен, которые превысили 7% в начале осени и 8% уже в середине сезона, вновь их разогнали — в октябре они выросли до максимума с 2016 года. Сложившаяся ситуация не оставила ЦБ выбора: регулятор увеличил «градус» денежно-кредитной политики, перейдя к решительному шагу в 0,75 процентного пункта и вновь повысив прогноз по среднегодовому диапазону ставки — до 5,7-5,8%.

Инфляция в ноябре приняла вызов ЦБ и обновила максимум, подскочив до 8,4%. Но Банк России был настроен идти ва-банк: глава регулятора еще до заседания намекнула на новое жесткое решение — сохранение и традиционный шаг в 0,25 процентного пункта она назвала маловероятными, а решение прогнозировались ближе к 1 процентному пункту. Сегодняшнее повышение ставки до 8,5%, наконец, вывело монетарную политику в России в «реальную» плоскость и еще раз подтвердило намерение регулятора выиграть инфляционную дуэль.

Это подтверждает и брошь, которую глава ЦБ надела на итоговую пресс-конференцию. Брошки Набиуллиной давно стали одним из каналов коммуникации с рынком. В этот раз лацкан ее пиджака украшал сказочный Щелкунчик: видимо, ЦБ намерен «расколоть» инфляцию, как тот разгрызает твердые орехи.

Последняя охота. Как решение по ставке повлияет на рубль и экономику

НАБОР ЖЕСТКОСТИ

Для этого регулятору все же еще понадобится добрать жесткости, считает Набиуллина. Однако она не сомневается, что ЦБ удастся вернуть инфляцию в диапазон 4-4,5% к концу следующего года.

Аналитики сходятся во мнении, что регулятор в следующем году возьмет инфляцию под контроль. При этом часть из них ждет как минимум еще одного повышения ключевой ставки в 2022 году.

Так, главный аналитик Промсвязьбанка Денис Попов прогнозирует завершение цикла повышения ставки в первом квартале на уровне около 9%. Управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин и старший управляющий директор рейтингового агентства НКР Александр Проклов также допускают рост ключевой ставки в следующем году.

В то же время главный аналитик Совкомбанка Михаил Васильев ожидает, что ключевая ставка выше инфляции сделает кредит в экономике дороже, поможет охладить потребительский и инвестиционный спрос, а также замедлить рост цен. В результате декабрьское повышение ключевой ставки будет последним в этом цикле.

Ближе к концу 2022 года ключевая ставка может и снизиться в направлении 7%, уверен эксперт «БКС Мир инвестиций» Михаил Зельцер. Ждет снижения ключевой ставки в четвертом квартале и старший экономист «ВТБ Капитала» Александр Исаков.

В любом случае, в 2021 году ЦБ показал, что умело проводит проактивную политику — каждый раз его действия соответствовали данным по инфляции и деловой активности.

«Парадокс денежной политики состоит в том, что общество должно начинать тревожиться об инфляции тогда, когда центральные банки перестают это делать — это произошло в ряде развитых рынков, и можно приветствовать тот факт, что этого не случилось у нас в этом году», — заключил Исаков.

Источник

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

шестнадцать + 6 =